20.jpg

Пьеро в костюме Арлекина (бенефис Блохиной)

ПЬЕРО В КОСТЮМЕ АРЛЕКИНА

 

Имя — Елена.
Отчество — Викторовна.  
Фамилия — Блохина.
Время рождения — 19 ноября, по восточному гороскопу — Свинья.
Место рождения — Заполярье, город Мурманск.
Профессия — самая тяжёлая, самая капризная, самая прекрасная, самая, самая, самая — АКТРИСА.
Путёвку в жизнь (если работу актрисы можно назвать жизнью) дал ей Юрий Петрович Киселёв, на курсе которого она училась.
Список сыгранных ролей бесконечен: Первая — Лиза в «Барышне-крестьянке», последняя — Наполеон Бонапарт.
Список ролей, которые будут сыграны, — ещё более бесконечен.
Место работы — театр АТХ.
Другие театры, в которых работала, — Саратовский тюз, Саратовская  академдрама.
Театры, в которых не работала и которые томятся в ожидании, — Камеди Франсез, Вольский драматический, Шекспировский Мемориальный, БДТ.
Режиссёр, с которым работает в настоящее время, — Иван Верховых.
Режиссёры, с которыми работала, — Ю. Киселёв, Ю. Ошеров, В. Федосеев, А. Дзекун.
Режиссёры, от предложений которых отказывается, – Питер Брук, Георгий Банников, Джорджо Стренер, Виктор Сергиенко, Ежи Гротовски, Александр Авдонин.

 

НА РЕПЕТИЦИЯХ

— Мгновенно всё схватывает. Как-то пришлось вводить её в готовый спектакль, который репетировался очень трудно. Она с двух-трёх раз блистательно заиграла, лучше основной исполнительницы.
— Лена усвоила суть актёрского искусства — на сцене надо быть человеком, и человеком открытым. В жизни она может относиться к тому или иному актёру не слишком-то хорошо, но если он становится её партнёром, она смягчается и начинает поиск человеческих контактов,   каких-то точек соприкосновения.
— Вдруг может огорошить вопросом, который, кажется, никакого отношения к репетиции не имеет, задаст ещё один и ещё один. Среди нас разливается недоумение, а потом оказывается, что всё — по делу. Это свойственно только очень хорошим актёрам, которые начинают жить ролью и жить с ролью, не дожидаясь режиссёра и не ограничиваясь репетиционным временем с 11.00 до 14.00.
— У неё есть свойство работать радостно.

 

ЗА КУЛИСАМИ

— Никогда не участвовала ни в каких интригах. Хотя театр — такое место, где этого трудно избежать, но её в этом упрекнуть никто не может. Если с чем-то не соглашалась, если что-то не нравилось, вставала и говорила об этом прямо.
—  Иногда слишком прямо.
— Иные актёры, уходя из какого-то театра, по творческим ли, человеческим ли соображениям, надолго сохраняют к нему неприязнь. Она, уходя, расстаётся с теми причинами, которые заставили её уйти. И тут дело не в отсутствии злопамятности — просто она живёт той работой, которую сейчас делает. Остальное — суета. Переживать прошлые обиды — не в её характере.
— Среди актёров встречаются, и нередко — хохмачи, всеобщие увеселители, у которых всегда наготове анекдот или какая-нибудь байка. Вокруг них всегда собираются. Лена незаметна в театральных тусовках. Она за кулисами — неинтересна. Она — интересна на сцене.

 

НА СЦЕНЕ

— Бывают капризные актёры — партнёр не так поднял, не так подал, не так обнял, не так поцеловал, не так сказал. Она всегда к этому готова и сама часто бывает непредсказуема.
— Если во время действия внезапно взорвётся лампочка или упадёт декорация, Лена не станет делать вид, что ничего не произошло. От лица своего персонажа она обязательно заметит и обыграет это.
— Смелая актриса — ей нужны нелепости.
— Владеет высшим пилотажем, который Феллини называл клоунским. В его основе — импровизационность. Этого нельзя добиться тренажем, это или дано, или не дано от природы, ей — дано. Она — клоун, клоунесса, существо без возраста, но всегда молодое, рыжее (хотя Лена — русая), играющее, которому важен не выигрыш, а процесс игры. А в нём проявляются вещи подсознательные и даже сверхсознательные.
— В её клоунаде иногда проступает даже некая инфернальность.
— Она кошек любит, это ведь неслучайно, в них есть что-то загадочное, почти мистическое, в этих животных.
— Вы все забыли — она может быть и очень нежной, лиричной, может трепетать на сцене.
— Пьеро в костюме Арлекина.
— А в глазах всегда удивление, словно она решает вечную загадку жизни, а иногда и смерти, объясняя нам наши смутные, неосознанные вопросы.
— Высшая похвала режиссёру: «Он может поставить телефонную книгу…»  Блохина могла бы её сыграть на лезвии фарса и драмы.
— В её завораживающих превращениях внутри одного спектакля есть и радостный, и горький смысл, и горького, может быть, гораздо больше, только он спрятан глубже. В цепи метаморфоз вообще всегда скрыто нечто трагическое. Они — отрицание совершенной гармонии и совершенной формы. И чем отточеннее каждый жест и каждая интонация Лены, тем яснее я чувствую этот трагизм.
— Лене Бог дал ту самую «неподражательную странность», которая выделяет человека из толпы, а актёра — из числа собратьев, ту штучность, которая есть только у прим и звёзд. Этот её нежный смех, вызывающий тоску по вечной женственности, глаза-колодцы, в которых нет зрачков, — свет «оттуда». Она уже много сыграла, но предощущение, предобещание, влекущая непрояснённость в ней остались, а значит, нам есть что ждать, и нет ничего слаще такого ожидания.

 

ИЗ ЖИЗНИ

— Молчалива, как Светлана Жуковского, а если и говорит, то скромно, почти застенчиво  и тихо.
— Слыхали мы эту тишину, которая взрывается так, что лучше беспрерывные вопли.
— Скажет слово и принимает вид: «Я здесь ни при чём, это за меня правда сказала». Принятые ею решения — бесповоротны и обязательны.
— Советы принимает, как прогноз погоды, — выслушивает и не берёт в расчёт.
— А как она одевается! — голова почти лысая, кирзовые сапоги, армейское галифе. Актриса должна быть одета!
— Как раз Блохина-то и умеет это. Она одевает себя, как одевают персонаж. Актриса в жизни – это тоже роль, которую Лена играет всюду — на улице, в магазине, в троллейбусе. «Сегодня я хочу быть такой!» — заявляет она, и мы с нею соглашаемся: однообразная модная элегантность —это скучно.

 

СПОРЫ ВОКРУГ

— Она потеряла себя как актриса после того, как ушла из тюза. Что она там играет в АТХ? Эпизодики.
— Она нашла себя в этом театре. Им всем, его актёрам, нравится та атмосфера, которую они сами и создают. В их спектаклях может работать далеко не каждый актёр. У Лены получается, потому что у неё очень широкий диапазон. Она всюду себя попробовала – в детских спектаклях, в балагане, в академдраме, и всюду работала отлично.
— Блохина — актриса, на которую надо ставить спектакли.
Настоящие театры так и рождаются — была Коонен, и был Таиров.
— Только не надо говорить, что была Книппер, и поэтому был Станиславский.
— Актёрское право — работать там, где хочется, и счастье для актёра — работать там, где хочется. Актёр редко выбирает, чаще он берёт то, что ему предлагают. У Лены есть теперь дорога, потому что театр АТХ она выбрала осознанно, а театр осознанно принял её.

— Но она не сыграет тысячу  ролей, которые могла бы сыграть.
— Значит, она не хочет играть «наизусть», делать роли по традиции, как эпигон-штучник. Она — мужественна в профессии и бесстрашна в искусстве. И она хочет — творить. А творить в старых формах нельзя, потому что они уже найдены. Творчество — это изменение
— Она ведь знает себе цену?
— Думаю, знает.
— Значит, могла бы хоть сейчас уйти в любой традиционный театр и не делает этого, предпочитая лично для себя гамбургский счёт.
— Что говорить — АКТРИСА.

Высказывались Е. Виноградов, Т. Зорина, О. Катаева, Н. Свищёва, В. Федосеев

Заключительное слово предоставляется Ивану Верховых:
— Я с самого начала хотел, чтобы все актёры в нашем театре были звёздами. Это избавляет от звёздной болезни и её ужасных последствий. Надеюсь, мне удалось этого добиться. Все артисты у нас равны, но Лена —равнее. Лена — ЛЕНА. Леночка. Я знаю её 20 лет, и она до сих пор остаётся для меня загадкой.

 Убедиться в справедливости этого заключения можно будет вечером в пятницу, 13 января (смелые всё–таки люди и не суеверные, на 13-е, тем более что оно совпадает с пятницей, лучше не назначать никаких ответственных дел,) на бенефисе Елены Блохиной. Она выходит на сцену, подумать только, уже 20 лет.

Записала НАТАЛИЯ СВИЩЁВА
(«САРАТОВ», 11 января 1995 года)