9.jpg

Горелик И. Хочу играть. Театрам-студиям - почти год (АТХ и БИС). Коммунист, 8 мая 1988

И.Горелик

Хочу играть!
Театрам-студиям – почти год. Что в активе?

По публикациям в центральной прессе нетрудно заметить, что в театральной жизни страны происходит «демографический» взрыв: повсюду и в больших количествах нарождаются театры-студии, самые разнообразные по составу, целям и возможностям. И никому, слава богу, не приходит в голову как-то «причесать» их поток или «проредить». В Саратове, как известно, таких коллективов два: театр-студия «Самокат» и театр-студия «БИС» (удивительно, что только два, – казалось, наш город более порывист и плодовит в творческом отношении). Появились они на свет приблизительно в одно и то же время – летом 1987 года. Осенью уже играли спектакли.
Давайте для начала познакомимся с их «анкетными» данными.

«Самокат» (Саратовский молодежный камерный театр-студия) существует под эгидой объединения «Резерв» при горкоме ВЛКСМ. Художественный руководитель – Сергей Щукин, прежде несколько лет руководивший народным театром ДК «Россия».

В штате – восемь сотрудников, состав труппы – полулюбительский, полупрофессиональный. В репертуаре два названия. За полгода сыграли около ста спектаклей, которые посмотрело 25 тысяч зрителей. Студия себя окупает. Готовится еще две премьеры. Своей сцены нет. Репетируют в помещении ДК «Нефтяник» завода им. С. М. Кирова.
«БИС» открылся при Молодежном центре Кировского РК ВЛКСМ. Лидерство взял на себя Алексей Сыромятников, актер с дипломом выпускника театрального факультета консерватории 1987 года. В штате – 11 человек. Все артисты – с профессиональной подготовкой. Студия выпустила один спектакль, 6 раз показала его публике. Потом порепетировала другой спектакль и распалась на две (почти равные) группы. Во главе второй встал актер Юрий Умнов. Обе части «БИСа» продолжают репетиционною работу в стенах ДК «Рубин». Задолжали Молодежному центру довольно солидную сумму.

Теперь о художественной стороне дела. У «Самоката» (хорошее название, правда? Без претензий, и озорное, и заявляющее о желании быть самостоятельными) в афише два спектакля: «По щучьему велению» и «Ловушка» Р. Тома. И детское скоморошье представление, и изящно закрученный французский детектив были включены в первый репертуар студии и изготовлены как спектакли в кратчайшие сроки по нескольким очень простым и нескрываемым самокатовцами причинам: надо было, чтобы «Резерв» взял под крылышко и именно эту, а никакую другую группу, надо было заманить публику на аппетитные названия и как можно быстрее заработать хоть малые средства к существованию.

Все это удалось выполнить, хотя и претерпели ребята неизбежные в таком деле мучения. Утро начиналось буквально с копания на свалках – ведь ни реквизит, ни декорации делать было не из чего. Некоторые актеры не выдержали, сбежали: и ехать на репетиции немыслимо далеко, и все технические проблемы надо решать самим, и обещать комфортные перспективы, а также «цветы и огни» даже в далеком будущем никто не может. Как бы хотелось закончить этот трогательный рассказ тем, что «Самокат» не только коммерчески встал на ноги, но и продемонстрировал яркий художественный потенциал. Нет, пока не продемонстрировал.
Можно отметить, скажем, М. Емельянову, И. Милова, С. Щукина, как людей, несомненно актерски способных. Можно порадоваться, что ребята не халтурят, работают азартно, с удовольствием.

Хотя происходит на сцене немногое. То есть, сюжет-то, вроде, движется, но вхолостую. Каждый актер активно, энергично «выдувает» одну и ту же звучную ноту на протяжении всего спектакля (обоих спектаклей), и действие напоминает мелодию на заевшей пластинке. Спектакли поверхностны, использованы в них сотни раз отработанные другими режиссерами и актерами ходы, приемы, трюки и прочее, – похоже на театр, да еще не театр. Студийцы это все сами понимают, и свято уверены, что теперь, когда хоть какой-то задел есть, можно будет делать основательные спектакли, работать детально, тонко. Но о планах на будущее потом.
Спектакль «бисовцев» с броским, особенно по нынешним временам, названием «Игры власти» был объявлен в афише как коллаж из произведений таких авторов, как Шекспир, Шоу, Ануй, Достоевский, Вайс, Фогт.

Невольно вспоминается «А не замахнуться, ли нам на самого...» Однако, как не обрадоваться жгучему интересу юных лицедеев к мощной философской мысли, к подлинной социальной остроте, к глубинным нравственным исканиям. Понятно было, что ребята не ищут моментальной популярности у публики и не руководствуются материальными соображениями. Конечно, трудно ожидать особых художественных откровений от совсем не оперившихся актеров, – но вдруг? Нет, не случилось.
И снова выделялось несколько актерски даровитых ребят, и работали все с необходимой отдачей, и пленяли серьезность и старательность юных студийцев. Но и снова на сцене мало что происходило. Композиция из классических отрывков казалась маловразумительной и ее пафос в исполнении артистов «БИСа» исчерпывался двумя-тремя очень смелыми мыслями о пагубном механизме рождения тоталитарного режима, и о том, что дающий над собой властвовать ничем не лучше берущего неограниченную власть. Дело, конечно, не в мыслях, они справедливы и богаты смыслом, если бы вырастали из живой плоти спектакля, а не декларировались. Спектакль был сработан поверхностно, – во второй раз написалось это слово в коротком рассказе о двух студийных коллективах.

Нельзя отнестись без уважения к попыткам «Самоката» и «БИСа» начать свое театральное дело. Нельзя не проникнуться сочувствием к надеждам, возлагаемым С. Щукиным, на завтра своего театра-студии, к его абсолютной уверенности, что через некоторое время студии удастся создать нечто убедительное, поскольку там собрались самоотверженные люди, у которых есть кое-что за душой.

Вообще теоретически программа есть и у тех, и у других, и теперь у третьих. Но притязания покуда не обеспечены возможностями.
Разумеется, равнять «Самокат» и «БИС» теперь нельзя: у первого – налаженный процесс репетиций и проката спектаклей, симпатичная атмосфера внутри труппы, ожидаемые близкие премьеры; у второго только разбитое надвое «корыто», в большом количестве выпущенные полиэтиленовые мешки «Театр-студия «БИС» и множество планов на будущее. И все же творчески сравнить их можно: событий в театральную жизнь города не прибавили оба.

Артисты «Самоката» как-то в устной беседе обвинили театральных критиков в том, что у них штампованный подход к тому, каким должен быть театр-студия. И если его начало не похоже на те, как себе представляет таковое критик, последний начинает объяснять общественности, что новое дело терпит фиаско. Обвинение принимается.
Лично я действительно считаю, что состоятельный театр-студия может родиться только тогда, когда у одаренных людей, одержимых интересными творческими идеями и желанием сказать свое, и только свое слово на театре, есть художественный лидер, способный эти идеи воплотить. Но требования эти вполне, вероятно, утопические, а студии в стране считают уже сотнями, и много их интересных, и вырастают они иногда совсем, вроде, на случайной почве. К примеру, оба саратовских новорожденных коллектива появились, на мой взгляд, потому, что дюжина устремленных к актерству людей хотят играть на сцене, но до сих пор своего театра не нашли. А хотят выходить на подмостки, хотят самовыражаться именно таким образом, хотят нравиться публике, и также хотят именно за эту работу получать деньги. Дурно это? Да нисколько. Пусть в конце концов их творческое лицо сложится позже, пусть художественное кредо явится с годами. Но только пусть все же сложится и явится. А для этого одного истового «хочу играть!» мало, ничтожно мало. Оставим в покое обязательные утверждения, мол, тут надобен талант, призвание, и т. д. Наличие или отсутствие всего вышесказанного выяснится в процессе.

Тут, прежде всего, хотящим играть надо помочь основательно, обстоятельно, последовательно. Честь и хвала горкому ВЛКСМ и Кировскому райкому, что без оглядки взяли «Самокат» и «БИС» в свое лоно, отнеслись к новому делу доверчиво, дали денег на обзаведение, на первые зарплаты. А дальше: «Летите, голуби»... Да они не могут еще лететь.

Вот «самокатовцы» слезно выпрашивают у горисполкома хоть маленькое репетиционное помещение недалеко от центра. Им обещают. Но потом присмотренные ими подвальчики отдают под все новые и новые кооперативные кафе. Почему объединение «Резерв» не поможет подопечным? «Бисенята» с осени не играют свою единственную премьеру. Они испытывают сложности творческого порядка, а также не могут найти площадок для выступлений. Но кого это волнует?
И горком, и Кировский райком, если они действительно заинтересованы в молодежных театральных коллективах, должны тактично помогать им на каждом этапе. Привлекать к помощи профессионалов – театралов, организовывать просмотры и обсуждения, подключать, когда понадобится, управление культуры и Саратовское отделение СТД. В принципе, организации, которые приютили студийцев, можно понять. Они взяли «кота в мешке», и теперь ждут: коли кот окажется ничего себе, то его и людям стоит показать, и похвастаться, а коли нет: пусть снова идет на улицу.

Получается замкнутый круг: покажите, на что вы способны, и мы вам покажем, мы вас признаем. А без помощи, попав в девятый вал незнакомого хозрасчета, в разные организационные и прочие ловушки, студийцы не могут показать, на что способны даже по минимуму.

Так зачем сразу давать марку театра-студии, которая ко многому обязывает? Пусть, может, для начала группа любителей, поддерживаемая «меценатами»-комсомольцами, сделает не спеша два-три спектакля (иногда и один может решить судьбу, если он очевидно ярок). Потом, привлекая театральную общественность, зрительский актив, стоит обсудить возможность рождения из данной актерской общности театра-студии. Нет такой возможности? Пусть остается когда того желают сами участники, просто самодеятельным коллективом, пробующим свои силы в сценическом искусстве Если есть божья искра, есть свежая энергия, – быть театру-студии.

Кстати сказать, сейчас в прессе звучат нотки разочарования в самодеятельных студиях, совсем    недавно    объявлявшихся альтернативой в рутине профессиональных театров. Стало как-то внезапно понятно, что высокий профессионализм – одно из необходимых условий для возникновения живого и неожиданного явления в театральной жизни. Это я к тому, что театр-студию нельзя считать растением неприхотливым. Ох, сколько еще необходимых условий и необходимых же усилий надобно для его создания. Если не искать условий и не прилагать усилий, – он уж точно не появится.

* * *

Близится окончание театрального сезона, и, что называется под занавес, саратовские театры – драматический, оперный, тюз – порадовали зрителей своими новыми работами. Не отстает от профессиональных и учебный театр консерватории: недавно состоялась премьера «Вишневого сада» А. П. Чехова. Это – дипломный спектакль IV курса отделения актеров театра и кино театрального факультета. Художественный руководитель курса и режиссер – В. Федосеев. В ролях – студенты Ю. Кудинов, Л. Склярова, И. Монаенкова, А. Афанасьева, З. Федосеев и другие.

На снимке: сцена из спектакля «Вишневый сад»; Лоопахин – Ю. Кудинов, Варя – Л. Склярова.

Фото Ю. Михайлина

Коммунист, 8 мая 1988 г.